2017
20.10.2017
Между Уралом и Донбассом
25.03.2017
В музее Степана Щипачева
03.03.2017
О встрече с Александром Кушнером
21.02.2017
Присургучиваюсь...
04.02.2017
Двойная премьера

2016 2015 2014

03.03.2017
О встрече с Александром Кушнером

ходил 2 марта в Ельцин-центр на встречу с Александром Кушнером, которой там открылся новый цикл встреч, если обобщить, с яркими людьми под названием «Другой разговор». Ведущий, известный журналист Валерий Выжутович, представив собеседника как одного из лучших поэтов России, обозначил идею цикла не как противопоставление пропаганде или режиму, а именно как возможность поговорить по-другому. В данном случае – о временах, которые, по известной строке Кушнера, «не выбирают, в них живут и умирают…»

Обошлось действительно практически без политики, поскольку даже прозвучавшие в один момент антисталинские высказывания были произнесены без всякого пафоса, как идущие из родовой памяти. И в целом разговор шел, конечно, о поэзии, которая, однако, вбирает в себя те самые времена.

Возраст на Александре Семеновиче, конечно, уже сказывается – по меньшей мере, на силе слуха и голоса. Так что, как бывает в таких случаях, возникло острое ощущение уходящей натуры.

В контексте всех популярных на Урале пересудов о необходимости новой поэтической формы и языка, которые нередко приводят к совсем уж безумным казусам, запомнились близкие лично мне высказывания о неисчерпаемой подвижности русской речи. И сам Кушнер принципиально классичен, все прочтенное сделано не то, что без вывертов, а даже вроде как без особого формального поиска. При этом, конечно, можно подозревать известную максиму насчет впадения «...в неслыханную простоту», но и давние стихи таковы же. Верлибр, в частности, по его словам, приемлем и даже хорош, но когда один на фоне двадцати рифмованных стихов.

Нынешние хорошие поэты, на его взгляд, просто малоизвестны, особенно живущие в провинции. И назвал несколько фамилий из Омска, Екатеринбурга, Рязани…

Несколько искусственным или, скажем так, спорным показалось высказывание Выжутовича, что сегодня-то, мол, времена уже можно выбирать, уехав в другую страну. А когда-то невыездной Александр Семенович очень просто сказал, что Довлатов уехал правильно, поскольку опубликовать свои книги в СССР, даже в Эстонии, никогда бы не смог. Аксенов же, например, за границей был несчастен (это по собственным ощущениям Кушнера, когда он уже в 90-е смог побывать за рубежом).

Бродский же, которому мысль о Нобелевке запала, видимо, со времен общения с Ахматовой, наконец, получив эту премию, не слишком обрадовался. И даже когда уже была возможность, так и не приехал в Питер потому, что боялся переступить порог своей квартиры, где без него один за другим умерли его родители (отец так в полном одиночестве). Хотя бывал в Финляндии, откуда до Питера можно доехать за час…
Создание сайта